Диатез

Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 

 

С советских времён в российской медицине закрепилось понятие „диатез“. Никто в мире не имеет ни малейшего представления, что так называют наши врачи. В то же время, это не мифическая проблема, подобная дисбактериозу.

История понятия

В народе принято диатезом называть красные щёчки и попу у малыша после съеденного продукта. Учебник по педиатрии говорит, что диатез – это аномалия конституции (от греческого диатезис – предрасположенность).

И даже выделают несколько типов диатезов: экссудативно-катаральный (как раз речь о красных щёчках), лимфатический (пухлые дети с увеличенными лимфоузлами и миндалинами) и нервно-артритический (дети с повышенной возбудимостью, болями в суставах, склонностью к рвоте и заиканию).

Впрочем, приведённая классификация имеет сегодня только историческое значение. Диатез не является заболеванием и не требует лечения, поэтому не входит в международную классификацию болезней. В современных протоколах ведения и наблюдения детей диатеза уже нет, потому что какой-либо практический смысл в определении и классификации диатеза отсутствует.

Но по привычке реакцию детской кожи на съеденный продукт продолжают называть диатезом. Не принципиально, как это называют люди, далёкие от медицины. Печально, если этим термином пользуется врач-педиатр, так как в его обязанности входит определить, что именно происходит с ребёнком, поставить диагноз, откорректировать образ жизни, а, возможно, и назначить лечение.

Что скрывается за диатезом

Итак, давайте разбираться, что же может скрываться за „красными щёчками“, и что, собственно, должен выяснить педиатр. Ситуация в общих чертах стандартная: ребёнок что-то съел, через некоторое время появилась сыпь. Иногда связь очень чёткая, иногда трудно выяснить, что именно спровоцировало реакцию.

В подобной ситуации возможны следующие клинические варианты: пищевая аллергия, относительная ферментная недостаточность, атопический дерматит и экзема. О последних двух диагнозах спорят дерматологи, и до сих пор не придут к общему мнению – где та граница между атопическим дерматитом и экземой. Я приведу вариант, который на сегодня принят для стандарта в русских медицинских учебниках. Сразу оговорюсь для коллег – вопрос спорный, подходы разные, не судите строго: тема для научной дискуссии, а не для широкой аудитории.

Пищевая аллергия всегда выглядит ярко, спутать её с чем-то другим практически невозможно. Типичная картина такова. Когда ребёнок впервые пробует продукт, то внешне ничего не происходит: никаких высыпаний, никаких проблем. На деле в организме формируются „аллергические“ антитела. Когда ребёнок съедает продукт второй раз, то через 15-40 минут возникает развёрнутая реакция. Либо возникает крапивница – ребёнок (или взрослый) покрывается с ног до головы красной сыпью, похожей на ожог крапивы. Либо случается отёк Квинке – острый аллергический отёк, особенно лица и шеи и дыхательных путей. Либо самый страшный вариант – анафилактический шок, с нарушением деятельности всех систем организма. Возможны и сочетания этих вариантов.

Пищевая аллергия, как и любая другая острая аллергическая реакция, никогда не вызывает сомнений, выражена настолько, что родители не раздумывая вызывают скорую медицинскую помощь в люой стране мира. Аллерген – продукт, вызвавший аллергию – в такой ситуации в обязательном порядке нужно исключить из жизни ребёнка. Каждая последующая аллергическая реакция на данный продукт будет сильнее и опаснее.

Относительная ферментная недостаточность – самый распространённый вариант „диатеза“ у детей, особенно младшего возраста. Типично выглядит следующим образом. Ребёнок впервые съел новый продукт или съел уже знакомый продукт, но больше обычного. В результате на определённых участках тела (чаще всего это щёки, попа, сгибательные поверхности рук и ног, складочки у грудничков) через 6-24 часа возникла небольшая розовая сыпь, кожа при этом сухая, жёстче обычного, иногда есть шелушение. Общее состояние ребёнка не страдает, может быть небольшой зуд (а может его и не быть). Сохраняется сыпь от 1 до 10 дней.

Такое возникает, когда в организм попадает некий новый продукт, к которому ещё не вырабатываются пищеварителные ферменты, либо продукт уже был в питании, небольшое количество ферментов стало вырабатываться, но при резком увеличении порции ферментов не хватает. В результате образуются и всасываются более крупные молекулы. В идеале, например, белок должен расщепиться на отдельные аминокислоты. При нехватке ферментов образуются не аминокислоты, а цепочки из них – полипептиды. Всасываясь в кровь, в ряде случаев, они могут быть восприняты организмом как чужеродные белки, в ответ в местах с интенсивным кровообращением, но тонкими капиллярами – в чувствительных местах – возникает умеренная воспалительная реакция: кожа краснеет, сохнет, шелушится.

В данной ситуации в воспалительной реакции не участвует „аллергический“ белок гистамин, поэтому назначение антигистаминных препаратов (супрастин, тавегил, диазолин, фенистил, зиртек и подобные) не оправдано и даже ухудшает состояние, так как способствует сухости кожи.

Решение очевидное и простое – любой новый продукт в питании ребёнка нужно вводить небольшими порциями, с медленным увеличением порции, систематично и последовательно. То есть, сегодня 5 граммов яблочного пюре, завтра 10, послезавтра 15, каждый день, без исключения. Если не давали несколько дней – то всё заново, с 5 граммов. Если возникла кожная реакция, то сначала продукт исключают ненадолго (1-2 недели после исчезновения сыпи), а потом вводят обратно, но ещё более аккуратно: первый день капля, второй день две капли, с выходом на чайную ложку через неделю.

Ещё, для таких деток особенно важно отсутствие кормления с уговорами. При ферментной недостаточности нельзя кормить по режиму, а давать еду нужно тогда, когда ребёнок её недвусмысленно требует и с аппетитом съедает. А для здорового аппетита важны прогулки и хорошая физическая активность, которую олжны обеспечить родители.

Атопический дерматит – уже хроническая болезнь. В этой ситуации у ребёнка без каких-то видимых причин, на гипоаллергенной диете в течение длительного времени (месяц, два) сохраняется сыпь и раздражение кожи, как правило, сухая кожа и шелушение. На сегодняшний день медицина относит атопический дерматит к болезням, у которых нет одной выясненной причины, но известны факторы, способствующие его развитию. И чем больше подобных факторов, тем выше риск развития атопического дерматита. Среди этих факторов: аллергические заболевания у родителей, неблагоприятная экологическая обстановка, наличие агрессивных химических аллергенов в окружении ребёнка (сигаретный дым, стиральный порошок, аэрозоли и спреи, дезинфицирующие вещества, выхлопные газы) и биологических аллергенов (пылевые клещи, плесень), психологические проблемы родителей и особенно матери, систематический пергрев ребёнка, использование для купания некачественной воды или неподходящих моющих средств, частое использование моющих средств для купания, использование синтетической или окрашенной одежды. Лечение длительное и комплексное, но в большинстве случаев малоэффективное до момента выяснения негативных факторов, воздействующих на данного ребёнка.

Экзема – хроническое заболевание, имеющее подобные предрасполагающие факторы, но проявляющееся мокнущей сыпью, часто присоединяется вторичное инфицирование условно-патогенными бактериями. По другой классификации атопический дерматит считают вариантом экземы, так называемой сухой экземой. Для мокнущей экземы более характерны нарушения иммунитета, большее значение имеют психологические факторы, переутомление, стрессы, перенесённые заболевания.